Краеведение

Природное наследие Оренбуржья

 Национальный парк  «Бузулукский бор».

Словно огромный зеленый корабль в океане степей и песков устремляет он свои мачты-сосны высоко – высоков небо. Как будто оазис посреди пустыни стал он приютом для сотен живых существ. Уже несколько тысяч лет стоит он, величественно возвышаясь над окрестными полями. Бузулукский бор расположен на землях лесного фонда в пределах Оренбургской и Самарской областей в целях сохранения единственного в степном Заволжье лесного массива, состоящего из реликтовых сосновых и сосново-широколиственных лесных культур. Специфика ландшафта парка заключается в уникальном сочетании лесных, степных, луговых и болотных сообществ.

Общая площадь бора 111 тыс. га.Более 60 тыс. га занимают пески, глубина залегания которых местами достигает 90 метров. Отложение песков в котловане бора началось несколько сотен тысяч лет назад, когда до широты Оренбурга доходило древнее Каспийское море. Постепенно море отступило, обнажив песчаные отложения. Остались реки, ручьи, озера. Под воздействием благоприятных условий, такие растения как сосны, из семейства голосеменных, нашли здесь свою обитель. Вековые красавицы прочно держат своими корнями песчаные дюны. Бор представляет собой огромный лесной остров, имеющий форму треугольника. Через самую середину лесного массива протекает река Боровка.

Вода дает жизнь всему живому. Речка эта родниковая, протяженность ее 167 км. Ширина поймы в среднем 35 м, но так как речка течет среди песков, то намывает террасы и образует крутые берега. И там, в глубине своего песчаного каньона, струится она прохладной, серебристой лентой, просвечивая через неглубокую толщу воды желтое песчаное дно. В прошлом, Боровка была намного полноводнее. И по ней даже осуществлялся сплав  леса. Бор почти со всех сторон окаймлен полосой лиственного леса, граничащего с безлесной степью. Полоса лиственных лесов тянется вдоль течения реки Боровки, отдельные участки осинников и березняков рассеяны по всему бору. Всего в бору произрастает 49 видов деревьев и кустарников, около 600 видов трав и 52 вида мхов и лишайников.ФлораБузулукского бора довольно разнообразна по видовому составу растительности и очень своеобразна, здесь можно встретить серебристые ковыли – представителей степей и полупустынь, росянку круглолистную – жительницу лесной зоны и даже ягель с пушицей – представителей тундры. Более 2/3 массива занято сосновыми лесами. Сосны в Бузулукском бору достигаютвозраста 300-350 лет. В 60-е годы ХХ века было уничтожено свыше 1000 таких сосен, так как они были перестойными экземплярами и угнетали жизнеспособность подроста. А две 350-летние сосны были оставлены и выделены как объект научных исследований. Их возраст определяется во время исследовательских работ с помощью буравчика (специальный шприц, внедряющийся в ствол дерева для изучения возраста и санитарного состояния).В 1983 году сосны получили статус Памятника природы. Еще одним памятником природы в Бузулукском бору является «Дендросад». Работники организованного в 1904 году Борового опытного лесничества, уделявшие в первые годы основное внимание вопросам разведения сосны, поставили перед собой цель – выращивание иноземных пород в климатических условиях степной зоны и на песчаных почвах Бузулукского бора. Этим вопросом заинтересовался в 1910-1912 г.г., руководивший в то время опытным лесничеством, профессор А.П. Тольский. Он начал выращивать отдельные экзоты в питомнике Опытного лесничества, с последующей высадкой их в дендрологический участок. Проводимые исследования по акклиматизации древесно-кустарниковых пород на территории Бузулукского бора дали высокие результаты.
Бузулукский бор является естественной лабораторией по изучению приживаемости различных видов растений. На основании материалов исследований отечественными лесоводами и ботаниками ХХ века, было написано очень много научной литературы и учебников, позволяющих до сих пор готовить грамотных специалистов лесного дела.

На территории парка отмечено произрастание 13 видов редких  растений, включенных в Красные книги России и Оренбургской области. Фауна наземных позвоночных включает 55 видов млекопитающих, 180 видов птиц, 8 видов рептилий, 6 видов амфибий, 24 вида рыб. Очень высока доля видов, включенных в Красную книгуРоссийской Федерации. В Красный список Всемирного союза охраны природы занесены обитающие на территории Бузулукского бораорлан-белохвост, сапсан, дрофа, стрепет, кречетка, русская выхухоль.

Первое упоминание о боре  былооставлено академиком П.С Палласом в июне 1769 года. Остановившись на трехдневный отдых у юго-западной окраины массива в с. Борском, в своем путевом дневнике он записал: «…Невозможно представить себе приятнейшей страны, ибо: во многих местах здесь произрастает лес сосновый, осиновый, березовый… да и лежащие от Борского к правому берегу Самары горные увалы обросли высоким смолистым лесом и чапыжником…».
          Отсюда он совершил несколько экскурсий в степь, подробно описав тяготеющие к бору районы. Среди обитателей лесов и заросших кустарником оврагов Паллас называет лосей, медведей, куниц и барсуков. Приведенные им сведения, безусловно, интересны для нас. Они проливают свет на прошлое края, позволяют утверждать, что массив оказывал влияние на животный мир и растительность окрестных мест. В частности, сосна расселилась по течению р. Самары и ее правобережью. Отдельные группы сосен и отдельные сосенки можно и сейчас видеть в соседних с бором участках. Сосна появилась здесь благодаря заносу семян из Бузулукского бора.  Его площадь и в прежние времена не простиралась дальше современных границ. Это подтверждается также анализом самых старых карт Оренбургской губернии.
          Самая старая книга о Бузулукском боре – «Топография Оренбургской губернии». Написана она почти 200 лет тому назад первым историком и естествоиспытателем нашего края П. И. Рычковым. Описывая в своей книге крепости Борскую, Елшанскую, Бузулукскую, он, страстно любивший природу и беспокоившийся о лесоразведении, не мог не обратить внимания на лежащий около них бор, судьба которого его тревожила.  Говоря о Борской крепости (ныне районный центр с. Борское), Рычков писал: «Борской же она называется потому, что верстах в трех от нее имеется тут немалый сосновый бор, какого при всехлинейных крепостях не находится, и ежели бы оный с бережением рублен и от пожаров сохраняем был, то б его для всех по сей дистанции имеющихся крепостей было б довольно». Однако царское правительство не обратило абсолютно никакого внимания на высказанное Рычковым предостережение. Только через тридцать с лишним лет после опубликования «Топографии» были предприняты первые попытки к охране массива: проведено генеральное межевание бора, выбраны из местных жителей лесники, запрещена самовольная рубка, установлен надзор за ведением хозяйства. Но, как свидетельствуют современники, «несчастливыми для бора были годы после генерального межевания его, когда он сгорел почти дотла и, по рассказам старых полесовщиков, голые пески без леса были на много верст». Наибольший вредБузулукскому бору всегда приносили лесные пожары, связанные с неосторожным обращением с огнем, так и с высокой возгораемостью сосновых лесов. С 1793 по 1843 год пожары уничтожили около 30 тыс. га леса. Лесоустройство 1844 г. принято считать началом ведения в бору правильного лесного хозяйства, когда отдельные передовые ученые-лесоводы, несмотря на творившийся произвол, старались спасти бор от хищнических рубок и бушевавших в нем пожаров. Однако их попытки долгое время оставались тщетными. Незначительные правительственные ассигнования на охрану, а также рубка леса ради выгодной продажи остро нуждающемуся в нем населению окрестных степей не позволяли осуществить намеченных мероприятий.
          Заслуга старых честных лесоводов массива состоит прежде всего в том, что они, не взирая на трудности, впервые в истории лесоразведения самостоятельно поставили первые опыты по выращиванию сосны в условиях засушливого Юго-востока, доказав возможность ее искусственного разведения. Несмотря на ряд неудач, их труд оказался ненапрасным.
     Бузулукский бор закрепляет своей корневой системой около шестидесяти тысяч гектаров песков. Пески эти лежат под сосняками бора неровным слоем – то образуя ровные пространства, то слагая дюны различной высоты и крутизны. Местами они придают поверхности бора своеобразную структуру миниатюрного горного ландшафта. Если бы не бор, то вся эта масса песка оказалась бы на черноземах, примыкающих к нему полей.
    Неоспоримое значение бора в улучшении некоторых климатических факторов района. Прежде всего, снижает ветра. Только за последние два десятилетия известно несколько случаев, когда бор гасил разрушительную силу штормовых ветров, которые, ударив в стену леса, хотя и оставляли на своем пути немало бурелома, но очень скоро затихали и становились бессильными. Бор ослабляет и иссушающее действие суховеев, приходящих в степное Заволжье с юго-востока. Примыкающие к нему с севера поля меньше испытывают их пагубное влияние.
         Бор – своеобразный местный источник дополнительных осадков. Поглощая почвенную и атмосферную влагу, бор испаряет часть ее своей могучей кроной. Пары воды, накапливающиеся над ним, затем конденсируются и в виде дождя выпадают на прилегающие к нему поля. Неудивительно, что их урожайность отличается относительной стабильностью и является повышенной. Очень долго решался вопрос об отнесении Бузулукского бора к национальным паркам. Это очень почетный для него статус, для этого он обладает многими свойствами экологического, исторического, научного, эстетического характера. По распоряжению Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2007 г. № 1952-Р «Бузулукскому бору», присвоен статус Национального парка.

 

 

 Заповедник «Шайтан – Тау» -

эталон дубравной лесостепи на южном Урале 

 

 

                                                 Так далеко зашли мы в невежестве своем,              

             Что мним себя царями над птицей и зверьём.

Ал-Маари (973 - 1057)

 

     «Шайтан – Тау» - самый молодой государственный природный заповедник в России расположенный на территории нашей области. Он был образован  в октябре 2014 года. Он расположен на севере Кувандыкского района, его площадь составляет 6726 гектаров.

Что такое Шайтан  - Тау? Это затерянный мир горной лесостепи на юго-восточном пределе распространения уникальных европейских дубрав. Здесь гармонично сочетаются дубовые и каменистые степи с островными широколистными лесами. Здесь можно увидеть рядом эфедру и можжевельник, ковыль и саранку-царские кудри, суслика и белку, сурка и бурого медведя, стрепета и глухаря, пройти по опаленным солнцем склонам степи и спуститься в прохладу узких долин с ольхой и папоротниками. Флора территории хребта Шайтан-Тау весьма насыщена 74 вида редких растений нуждаются в специальных мерах охраны. Богат и разнообразен животный мир, здесь отмечено 40 видов млекопитающих, 101вид птиц, 6 видов пресмыкающихся, 6 видов земноводных. Особенно богата фауна насекомых, здесь обнаружено 43 вида жуков, 138 видов бабочек, 9 видов перепончатокрылых, 21 вид двукрылых.

Единственным обследованным культурно-историческим объектом заповедника, являются курганы Гумаровского могильника. К северо-востоку от с. Гумарово был найден и исследован уникальный памятник археологии – стела длиной 2,6 м, подобные стелы устанавливались на курганах знатных скифов – участках завоевательных походов на Ближний Восток. Подобные находки отмечены на Кавказе, в Туве и сопредельных территориях Алтая, все они датировались коротким отрезком времени в рамкахVIII – VII вв. до н.э. и украшались поясами с оружием. При раскопках кургана, на котором стояла стела, расчищено катакомбное погребение скифского лучника с колчаном, полным бронзовых наконечников стрел и украшенным пятью массивными золотыми фигурками оленей длиной до 5 см. очень интересные захоронения содержали и другие курганы Гумаровского могильника. К сожалению, материалы раскопок оказались разрознены: стела хранится в Оренбурге, часть находок – в Эрмитаже. На крайнем юге Кувандыкского района - Кзыладырском карстовом поле – обнаружено единственное в европейской части России пещерное погребение гуннов. Наибольший интерес среди находок представляет медный котел, отлитый из местных руд – медистых песчаников. Он имеет хорошую сохранность, по форме схож с котлами, найденными в Румынии, Венгрии, Ростовской области. Этот экспонат также хранится в фондах Эрмитажа.

Этот небольшой уголок заповедной земли последнее убежище дикой горной лесостепи. Вокруг заповедника и к западу и к северу на территории Башкирии, и к востоку на левобережье Сакмары, особенно в бассейне реки Катралы, на площади около 35 тысяч гектаров имеются прекрасные возможности для развития водного, спортивного, экологического туризма. Это и есть «Южноуральская Швейцария», готовая принять желающих познать неповторимую красоту и удивительное разнообразие горно-лесостепного Южного Урала.

Шайтан-Тау ( в переводе Черные горы) – действительно затерянный мир, окунувшись в который забываешь о цивилизации. Именно здесь испытываешь неповторимый восторг от ощущения и осознания того, что и вXXIвеке существуют еще уголки, где природа может жить по своим законам, без навязчивого и неумелого вмешательства человека. Можно в течение всего дня пробираться через лесные дебри бесконечных лабиринтов горных балок и оврагов, не встретив даже следов присутствия человека. Незабываемывесенние экскурсии по Шайтан-Тау, когда сотни ручьев низвергаются, грохоча, с горных склонов, когда видишь и слышишь буйное пробуждение живой природы от зимней спячки. Летние месяцы самая благодатная пора – сезон бесконечных смен цветовых аспектов, которые завершаются в середине и конце лета обилием ягод и грибов. А какая бывает восхитительная осень на Шайтан-Тау! Золотые березняки, сочно-желтые кленовники, багрово-красные осинники, медно-бурые дубняки, ярко-пестрые ковры степных кустарников – это только частичка бесконечного калейдоскопа пейзажных фрагментов заповедника.

    Нам очень важно, чтоб люди осознали и сохранили заповедную страну «Шайтан-Тау» в покое как мир непуганых птиц и зверей, не рубленных и не искалеченных деревьев, не изрытой и не оскальпированной степи. Мы должны защитить это последнее царство дикой природы от неумелого и навязчивого, грубого и безграмотного «управления природой», от которого страдают многие природные территории России.

Заповедное Оренбуржье

 

Оренбургская область – одна из самых больших в России. Уникальна она тем, что здесь течет единственная в мире река, воды которой разделяют два континента – Европу и Азию. Здесь граничат нескольких природных зон – гор и равнин, степей и лесов. Все эти сочетания рождают на просторах Оренбургской области множество красивых и удивительных мест.

Оренбургский край лежит в середине огромного степного пояса Евразии. Степи – это природная стихия, с которой тесно связаны история и судьба Российского государства они дороги нам, прежде всего своими просторами, необыкновенным ощущением свободы и раздолья. Вот как писал об этом М.Ю. Лермонтов

      И степь раскинулась, лиловой пеленой,

      И так она свежа и так родна с душой,

      Как будто создана лишь для свободы.

Давайте представим себя невесомым тополины пухом и, словно свободолюбивый орел, рассекая воздушные потоки, отправимся в удивительное путешествие по территории нашей области. Свежий ветер пронесёт нас над необъятными её просторами, над особо охраняемыми природными территориями (ООПТ), расположенными в разных районах области. В настоящее время в пределах Оренбуржья насчитывается 533 особо охраняемых природных территории – две из них – государственный природный заповедник «Оренбургский» и национальный парк «Бузулукский бор» имеют федеральное значение.

Подхваченные ветерком, начнём путешествие с самого крайнего – западного района нашей области -  Первомайского.На стыке четырех областей – Оренбургской, Самарской, Саратовской и Западно-казахстанскойрасположен самый западный участок госзаповедника «Оренбургский» -

Таловская степь.

Заповедный режим здесь введен в 1989 году.Площадь составляет 3200 га. Рельеф представляет собой слегка наклонённую волнистую равнину, расчленённую ложбинами, лощинами и неглубокими балками.

Над «Таловской степью» наш влажный ветерок превращается в суховей. Такая перемена происходит из-за того, что климат этого участка определяется непосредственной близостью к полупустыням Северного Прикаспия. Лето здесь жаркое и часты суховеи, а зима, наоборот, очень холодная. При малоснежной зиме из-за сильных ветров происходит неравномерное залегание снежного покрова, снег сдувается с более возвышенных мест в овраги и балки, поэтому большая часть степи остается оголённой.

Очень красивы эти места весной. Степь в конце апреля – начале мая превращается в расписной персидский ковер – это время массового цветения тюльпана Шренка (21 тюльпан на квадратный метр), занесённого в Красную книгу РФ и Оренбургской области. Красота неземная! Загорается степь, но неопасным пламенем настоящего огня, - это природа зажигает разноцветные тюрбаны в изумрудном океане разнотравья. Здесь можно встретить красивейший ковыль, русский рябчик, низкий ирис, русский василёк. Уже через месяц степь выгорит и приобретёт вид пятнистой шахматной доски, где светлые пятна ковыля, типчака будут чередоваться с темными пятнами чернополынников.

Картины таловой растительности оживляют представители фауны. Суслики, сурки и тушканчики хозяйничают в степи, зайцы-русаки курсируют по своим тропам, иногда спасаясь от лисы, корсака.

Стих ветерок и слышно где-то вдалеке нежную трель, похожую на колокольчик. Присмотритесь внимательнее и увидите полевого жаворонка. Он совсем невзрачный, с ржаво-бурым оперением, а на голове чуть заметный хохолок. У этой птички интересная манера исполнения брачной песни. Поднявшись ввысь, жаворонок начинает быстро снижаться, а его трель становится более обрывистой. Опустившись до земли, замолкает.Кроме этой небольшой птички на участке гнездятся ещё около 20 видов птиц. Вот лишь некоторые из них: степной и луговой лунь, перепел, чекан луговой, садовая и желчная овсянка. В «Таловской степи» отмеченная самая наивысшая в области плотность гнездования степного орла, стрепета, журавля-красавки. На летовках установлено 25 видов птиц. Среди них - лебедь-шипун, коршун черный, ворон, цапля серая и другие. Из рептилий - гадюка степная и ящерица прыткая. Обитающая здесь дыбка степная –по своему виду напоминает скорее богомола, чем кузнечика, занесена в Красную книгу России.

Усилившийся степной ветер помог нам приблизиться к другому участку заповедника расположенного на территории Беляевского района –

Буртинская степь

У каждого человека после посещения этого места остаётся необъяснимая тяга к нему. «Здесь всё дышит ковыльной, спокойной Русью…». Время приостанавливает свой ход на этой земле. Может секрет такого притяжения именно в спокойствии. Почувствуйте, как природа своим воздушным покрывалом укутывает вас и, как родная мать, убаюкивает в унисон дыханию этого мира.

Здесь растительность ярко-зеленая весной и выжженная, жёлто-бурая летом, питает и питается земными соками, увлажняет землю и укрывает пестрым одеялом все её подземные богатства. Путешествуя по степным просторам, по засоленным лугам и по берегам озер, можно встретить болотную черепаху или разноцветную ящурку, или же побеспокоить ужа и степную гадюку, укусы которых, в общем, не смертельны, но чувствительны. Романтичное настроение создают трели соловья, разноцветье летающих бабочек и парад яркого разнотравья. Красочное разнотравье радует не только глаз, но и опьяняет своими ароматами. Вдохните благоухание чабреца, клевера, душицы, шалфея. А по склонам лощин можно найти спирею городчатую, вишню степную и низкий миндаль.

Небесную высоту на участке «Буртинская степь» захватили степной орёл, курганник, балобан, степная пустельга, а нижний и подземный ярус заолёвка, большой тушканчик, степная пищуха, ласка, барсук, заяц, лисица.

И вот мы уже возле одной из самых высоких точек участка-реликтового плато Муюлды. С него берут начало балки Кулинсай, Таволгосай, Кызылсай и Белоглинка. Здесь находится курганныймогилник, принадлежащий сарматской культуре VII-IIIвеков до нашей эры. Состоит он из 13 курганов, наиболее крупные из которых имеют диаметр 40 м и высоту 2,5 м.

Западнее от плато Муюлдысквозь толщи песчаниковна свет пробивается мощный родник Кайнар. Он дает начало одноимённому ручью и питает своими водами северное озеро Косколь. Давайте остановимся и утолим жажду из этого целебного источника. Вода здесь на вкус очень мягкая. Пейте на здоровье! Для жителей нашей области она полезна тем, что в ней очень много йода.

Полетели дальше. Нас ждет еще много интересных мест. В пятидесяти метрах от родника в неглубоком понижении скрыто Черепашье озеро. Здесь живет настоящая болотная черепаха, которая, может быть, является родственницей черепахи Тортилы. Кто знает?

Возле родника Кайнар есть удивительное урочище Тузкарагал – участок компактного произрастания ольхи черной. Здесь излюбленное место гнездования тетерева, вяхиря, горлицы.

Млекопитающие в Буртинской степи представлены 24 видами.Смотрите внимательнее, может быть, вы увидите хозяина бивого лося,  или грациозную косулю. Из хищных — лиса, корсак, хорь степной, ласка. Известны заходы волка и рыси. Наиболее обычны для участка сурок, суслики малый и рыжеватый, хомяк обыкновенный, пищуха степная, полевка обыкновенная. В лесных урочищах отмечены мышь лесная, полевка рыжая, бурозубка малая, хомячок Эверсманна, мышь-малютка, пеструшка степная. В заповеднике встречаются также русак, барсук, тушканчик большой. Из рептилий для Буртинской степи обычны черепаха болотная, ящерица прыткая и гадюка степная. В роднике Кайнар и ручье обитает щиповка обыкновенная.

Среди полей сизого ковыля и разнотравья, переливаясь на солнце алмазом, в оправе из тростника, камыша и рогоза виднеются два озера Косколь – Южный и Северный.

В целом Буртинская степь с окружающими урочищами является своеобразным музеем самых разнообразных ландшафтов Предуралья и Урало-Илекского междуречья. В связи с этим на базе заповедного участка перспективна организация национального степного природного парка.

По участку можно путешествовать очень долго, однако у нас мало времени, нам пора лететь дальше. Порывы ветра усиливаются, помогая нам двигаться далее в восточном направлении к следующему участку заповедника –

Айтуарская степь

Путаясь между холмами и балками, заигрывая с самой ранней весенней травой, переплетаясь с заунывным воем матёрого волка, ветер нашептывает нам на ухо древнюю историю об этом таинственном месте.

Этот участок госзаповедника "Оренбургский" площадью 6 300 гектаров расположен на левобережье Урала и ограничен с севера поймой реки, с юга - границей распаханного плато, с запада - балкой Акбулак, с востока - границей с Казахстаном.

Айтуарская степь – наиболее гористый участок заповедника, аналог Губерлинских гор. Главной особенностью ландшафта являются живописные горные балки, глубоко врезанные в древнее плато.

Много миллионов лет назад эта территория относилась к обширной древней равнине пенеплена, которая образовалась на участке размытых древних Уральских гор. Позже, в связи с общим подъёмом территории на месте равнины, мощные воды реки Урал выпилили ущелья, каньоны, балки, и образовали здесь современные горы. С высоты птичьего полёта хорошо прослеживается система глубоких горных балок, протянувшихся с юга на север. Всего их шесть – Акбулак, Карагашта, Шинбутак, Сарт-Карагашта, Жарык, Ташкак.

Говоря о горных балках, ещё 150 лет назад А.К. Толстой писал: «Почти все они имеют ту же оригинальную форму, почти все увенчаны стенообразным гребнем сланцевого камня, и в каждой долине протекает небольшой ручей. Долины эти изобилуют разными ягодами, а более всего особенным родом диких вишен, растущих в высоком ковыле едва приметными кустами».

«Айтуарская степь» - это целый букет трав и цветов, которые вживляют свои корни в разнообразные почвы этого участка. Много видов растений представлено здесь: уральская гвоздика, мугоджарский или губерлинский чабрец, астрагал Гельма. Очень много ковылей: красный, Лессинга, красивейший.  Весной равнинные участки разнотравно-злаковой степи украшены тюльпанами Шренка и Биберштейна.

Прямо над нами небо разрезают своими сильными крыльями крупные степные птицы: курганник, ястреб-перепелятник, сокол-балобан, беркут, степной орёл, кобчик, луговой и степной лунь. Посмотрите, как красиво! Где-то высоко в кронах деревьев виднеется желтое пятнышко. Это, наверное «солнечный зайчик»? Нет, это – иволга. Только летом можно услышать её песню, наполненную скрипучими щебечущими звуками, а конец песни очень похож на мелодию флейты. Но вдруг, почуяв нас, обеспокоенная иволга издаёт громкий неприятный звук, из-за которого её называют ещё «лесной кошкой». Вот такая удивительная и не кошка и не зайчик, а «солнечная птичка».

Для бассейна Айтуарки характерны типичные степные животные. В числе редких его обитателей - дрофа, стрепет и кречетка, занесенные в Красную книгу. Обычные жители: сурок-байбак, барсук, горностай, хорек степной, ласка, заяц-русак, лиса, корсак, суслик большой и малый, хомяк, тушканчик, пищуха степная, пеструшка обыкновенная.Широко распространены пустельга, кобчик; водятся удод, кукушка, щурка золотистая, козодой обыкновенный, клинтух, горлица обыкновенная, перепел, куропатка, а в лесных колках - тетерев. Наряду с широко распространенным полевым, встречается черный жаворонок. В открытой степи в траве гнездятся желтая трясогузка, полевой конек и другиемелкие воробьиные. Не перевелись в районе волки и рыси. Обитает косуля. В последние годы в бассейне Алимбета систематически появляются небольшие стада сайгаков. Из пресмыкающихся широко распространены гадюка степная, ящерица прыткая и живородящая. В условиях заповедного режима на всей территории будут созданы благоприятные предпосылки для восстановления и обогащения животного мира.

В конце нашего пути мы долетели до четвертого участка заповедника –

Ащисайская степь

Территория, конечно, не пустынная, но весь живой мир подчинён жёстким экстремальным условиям. Ащисайская степь, буквально, «соленыйсай», что значит с солёной или горько солёной водой.

Наиболее крупный и самый восточный из четырех участков госзаповедника "Оренбургский" -Ащисайская степь - почти целиком расположена в бассейне широкой и сильно разветвленной балки Ащисай, впадающей в озеро Айке, занимает общей площадью 7 200 га.Климат отличается от других трех участков заповедника наибольшей континентальностью и сухостью.

Когда-то давно, шагая по хрустящим солончакам и пробираясь сквозь кусты спиреи и шиповника, здесь проходили племена поздних кочевников эпохи Средневековья. После себя они оставили величественный Пятихатский курган, сложенный беспорядочной кладкой из обломков кварцитов. Сегодня это единственное место с хорошей питьевой водой.

Колосится и колышется ковыль, кружит голову запах горькой полыни. Засоленные места, низинные берега озер – всё в рыжих пятнах с прожилками солей заполняет солончаковая растительность: солерос, сарсазан, фиолетовыми островками пронизывает пожухшую траву кермек Гмелина.

В пределах Ащисайской степи установлено гнездование 44 видов птиц. Характернымиявляются жаворонок полевой, жаворонок черный, жаворонок белокрылый, трясогузка желтая, каменка обыкновенная, орел степной и другие. В заброшенных сурчиных норах вблизи степных водоемов и соров гнездятся огарь и пеганка.

         С высоты птичьего полёта озёра практически незаметны. Как глубина морей скрывает от человека свои золотые пиратские сокровища, так и Ащисайские озёра скрыты травой от взгляда человека. Три озера, как три разные тарелочки. Глубокая тарелочка – озеро Журманколь, десертная –  озеро Лиман и блюдце – озеро Незаметное. Это единственное место на юго-востоке России, где имеются уникальные условия для гнездования большого числа видов водоплавающих и околоводных птиц. Здесь находится важнейший миграционный путь из северных широтв субтропические, тропические и экваториальные страны. Весной и осенью воздух наполняется птичьим гомоном. Цапли, гуси, лебеди, пеганки, бакланы, даже розовый фламинго встречается здесь. Всему птичьему миру дадут приют Ащисайские озёра. Только, пожалуйста, прилетайте, пернатые друзья!

        Фауна млекопитающих представлена 16 видами. Среди них сурок степной, русак, пищуха степная, суслик малый, полевка обыкновенная. В расщелинах скал отмечены небольшие колонии кожана двухцветного. Непосредственно на участке расположены логова волка, лисицы, корсака, барсука.

   Вот и подошло к концу наше путешествие по удивительным уголкам заповедника «Оренбургский». Дорогие друзья, давайте будем с великим уважением относиться к Природе, беречь и преумножать её богатства!

 

 Литературное Оренбуржье 

Удивительный мир

оренбургского детского  писателя  

Владимира Одноралова

 

Владимир Одноралов говорит о себе так: «Я с детства очень люблю сказки. Всякие: древние, старинные и сочиненные в наши времена, немецкие, китайские и африканские любых народов. Но особенно, конечно, свои, родные, русские. Они для меня самые загадочные, хотя рассказывают о родном и на русском языке. Даже в очень необычных, волшебных, даже в колдовских сказках других народов я всегда видел, только один смысл. А наши сказки – как бы прозрачнее. Сквозь первый смысл, как сквозь прозрачное донышко, угадывается второй, а иногда и третий – мерцает тихонько, как звездочка».

Так и все творчество Владимира Ивановича Одноралова светит, как звездочка своему читателю,  эта звездочка  путеводитель по миру учит добру, чести, дружбе и мудрости. Большинство его рассказов и повестей имеют сказочную закваску. Его рассказы «Незабудки», «Старший брат», « «Калоши счастья» - они как сказки. Полностью сказочной является повесть «За грибным царем», о нашей прекрасной русской природе, как о хрустальном доме, подаренным всем нам золотом яичке из русской сказки «Курочка Ряба», которое мы все иногда так бездумно стараемся разбить, разрушить…

Книга «Калоши счастья» интереснамальчишкам и девчонкам не только погружением в мир детства, в ребячьи дела и увлечения, а и особым тоном повествования, соответствующей детской психике. Главное, что отличает его произведения – побуждение к добру, сочувствию и сопереживанию героям. Причем достигается это не нудным назиданием, а через преодоление самими героями своих слабостей и дурных наклонностей, через тактичную подсказку взрослых. В его повестях, рассказах и сказках торжествует долг и честь, от того как их понимают ребята, выигрывает дружба. Подростки впервые познают чувство любви и приходят к выводу, что отдаваться ему еще не время.

В повести «Рухляндия и ее окрестности» рассказывается о послевоенном детстве форштадтских пацанов, точнее, об одном лете. Еще не работают пионерские лагеря, и дети на каникулах представлены сами себе. Они жаждут какого-то интересного занятия. И находят: их целью становятся поиски золотого пугачевского клада. В ходе подготовки к поискам и происходят события, которые помогают ребятам понять, в чем подлинные ценности жизни.

Интересно, что автор не уводит детей от серьёзных житейских проблем. Да это и ненужно: ведь они живут среди взрослых и лучше постепенно вводить подростков в мир, где есть место разладу и прегрешениям.

С большим интересом читаетсяповесть-сказка «За грибным царем». Она не только учит отличать съедобные грибы от ядовитых, но и бережному отношению к природе, культуре поведения на её лоне: «В осинник я вошел осторожно, как и положено по грибниковским поверьям, спрятав нож в карман – пока грибы не нашел, нечего и ножом размахивать».

Сказки-миниатюры воспринимаются, как замечательные зарисовки о природе, о первом прикосновении к ней детей. Прежде всего, сказка «Коровкин ёжик» учит наблюдательности и бережному отношению к беззащитному животному миру.

Герои Владимира Одноралова не замыкаются в себе и в своих лесных походах. Они активные участники жизни, работают в поле, ведут борьбу с неблагодарными потребителями даров природы. В этом проявляется не только их активная жизненная позиция, но через них и жизненная позиция автора, который много лет проработал журналистом и привык откликаться на нужды людей, остро реагировать на зло. Владимир Одноралов был корреспондентом газет «Комсомольское племя», «Южный Урал», вел авторские программы на областном радио.

Родился Владимир Иванович в 1946 году в селе Дудукаловка Ростовской области. Детство и юность прошли в Оренбурге, описание которого мы узнаем в его произведениях. Здесь он окончил медицинское училище, отслужил в армии и затем закончил Уральский Государственный университет. Свои произведения печатает в журналах «Урал», «Молодая гвардия»,  «Костер», «Наш современник». Неоднократно награждался литературными премиями:

1997 год — лауреат премии «Оренбургская лира» за книгу «Рухляндия и её окресности»;

 2009 год — лауреат премии имени П. И. Рычкова за книгу «Калоши счастья»;

2014 год литературная премия имени С.Т. Аксакова за книгу «Светлячки»;

2017 год — лауреат премии «Капитанская дочка»


 Человек с открытой душой.

Иван Михайлович Юлаев наш земляк, писатель, родился в селе Благодарное Ташлинского района в 1949году. И сразу думаешь, как красивое название села Благодарное перекликается с человеком, насколько его сердце благодарно и добродушно ко всему. Говорят, чтобы стать настоящим писателем надо побродить по белу свету, попробовать себя в разных профессиях. Это вполне относится и к Ивану Михайловичу.

 Окончив среднюю школу в Стерлитамаке, он отправляется служить на Балтику в морскую авиацию. После армии жил и работал в Чимкенте, Уральске, добывал нефть в юганских болотах, строил дома на Колыме, собирал КамАЗы на главном конвейере в Набережных Челнах. Именно здесь Иван Михайлович знакомится с людьми близкими духовно и увлеченными литературным творчеством, как и он сам. Там и были напечатаны его первые рассказы. В 1988 году вышла в свет первая книга «Теплые ветры».

         В Оренбурге в 1995 году И.М. Юлаева принимают в Союз российских писателей. В этом же году в оренбургском издательстве «Димур» выходит в свет книга «Ростошь», где опубликована повесть и рассказы. За эту книгу он становится первым лауреатом премии «Оренбургская лира» в области литературы.

         Всем хорошо известно в нашем крае имя Петра Ивановича Рычкова – историка, экономиста, исследователя, первого члена-корреспондента Петербургской академии наук. Автора трудов по археологии, этнографии и истории Урала. Петра Ивановича Рычкова называют "Оренбургский Ломоносов".  В декабре 2005 года была учреждена литературная премия имени Петра Рычкова. Её цель - поддержка талантливых литераторов Оренбуржья. В разные годы лауреатами премии становились многие известные писатели и журналисты Оренбуржья. В 2012 году этой премии был удостоен Иван Михайлович Юлаев за книгу «Природой сотворенный храм». Книга издана в  2012

Каждая строчка этой книги пронизана любовью автора к родной земле и особенной теплотой,согревает душу. Читая книгу невозможно не почувствовать, что писателю открыты многие тайны природы. Иван Михайлович не просто замечательный писатель он еще и талантливый фотохудожник, все иллюстрации к книге - это его фотографии. Случается так, чтобы сделать хороший снимок надо по несколько часов притаившись наблюдать за поведением пернатых. Ведь книга рассказывает нам о птицах, написана она замечательным русским языком, лаконично вплетаются пословицы, поговорки, народные приметы и адресована детям. Наблюдательность, выдержка и  терпение позволили писателю-фотоохотнику, представить читателю целую «галерею портретов» птиц края. Ее богатый материал можно использовать при подготовке к урокам краеведения и природоведения.

Книга заставляет задуматься, кто мы в этом мире, учит Сопереживанию, Сочувствию. В ней есть факты, что некоторые виды птиц встречаются уже редко, а некоторые как сплюшка, лазоревка, степной жаворонок занесены в Красную книгу.

Природа открывает нам двери в храм, сотворенный ею для всего живого. Человек поставлен старшим в природе, а это обязывает заботиться о братьях меньших.

Благодарим писателя за его исследовательский труд. Книга получилась солнечная, она и не могла быть другой, потому что человек, написавший ее, привык дарить людям благо.

Слово и судьба

к 215 – летию со дня рождения В.И.Даля.

 

Мы, часто сталкиваясь с непонятным словом в тексте или в разговоре, говорим: «Надо посмотреть у Даля».

Чем же знаменито это имя? Почему Владимир Иванович Даль многим становится незаменимым советчиком?

Имя его, лучшие годы жизни, яркие впечатления  связаны с нашим Оренбургским краем. Мы восхищаемся нашим удивительным краем и читаем высказывание Даля об Оренбурге: «Здравствуй, трижды зачатая, единожды рождённая твердыня, русский город; век стоять тебе покровом и оплотом и ширить могучие крылья твои» и гордость охватывает нас за то, какие люди почтили наш край своим вниманием. Они обогатили жизнь свою впечатлениями оренбургской земли. Здесь в 1833 году В.И.Даль встретился с А.С.Пушкиным, и здесь начал свой титанический труд над созданием «Толкового словаря».

 «Бывают люди, одарённые столь счастливыми умственными способностями, что они успевают сродниться со всяким родом деятельности, с которым судьба или обстоятельства ставят их в соприкосновение…

К личностям, отличающимся этим характером умственных сил, принадлежал почётный член нашей Академии  В.И. Даль, один из даровитейших и полезнейших деятелей русских в области знания», - записано в отчёте Петербургской Академии наук в 1872 году.

Конечно, оренбуржцы могут гордиться тем, какие люди побывали на нашей земле, не ведая того, что своим присутствием они прославят её.

На память приходят строки М.В. Ломоносова:

«Дерзайте ныне ободренны

Раченьем вашим показать,

             «Что может собственных Платонов

       И быстрых разумом Невтонов

    Российская земля рождать».

Строки замечательные! А каким материалом они могли бы послужить

составителю «Толкового словаря живого великорусского языка» В.И. Далю.

         Многими талантами наградил Бог Владимира Ивановича Даля. Действительно, трудно даже придумать что-то, в чём Даль не был бы мастером.

         Моряк, учился в Морском корпусе с П.С. Нахимовым и плавал с ним.

Искусный хирург, выпускник Дерптского университета, куда он попал, дослужившись до морского лейтенанта и оставив море. Его высоко ценил сам Н.И. Пирогов.

Чиновник особых поручений  при   генерал - губернаторе В.А.Перовском, который после ранения в русско-турецкой войне  получил назначение в Оренбург.

Музыкант, игравший на многих инструментах и исполнявший русские песни  вместе с женой на музыкальных вечерах.

Знаток ботаники и зоологии, создатель «Музеума естественных произведений  Оренбургского края», т.е. краеведческого музея.

Грамотный топограф, делавший съёмки маршрутных карт.

Умелый слесарь, столяр, печник. В своем оренбургском доме, где он принимал Пушкина, он проложил под полом и вывел в печную трубу керамические трубы и «этим достиг такой тяги и очистки воздуха, какой желать можно».

Замечательный писатель – фольклорист, он за год до приезда в Оренбург, под псевдонимом Казак Луганский издал переработанные им сказки.

В оренбургский период он создал лучшие свои повести, рассказы, очерки.  Мало  кто знает об обычае оренбургского дворянства, описанном в повести  Даля   «Бикей и Мауляна»: город был совсем невелик, отовсюду -  шаг  шагнуть. Но было неприлично пойти в гости за угол пешком.   Закладывался экипаж, иной раз запряжённый четвёркой лошадей, господа степенно усаживались, ехали считанную сотню метров и с достоинством выгружались, чтобы визит был по всем правилам оренбургского этикета.

Благодаря В.И. Далю, мы знаем, как выглядел наш город раньше.

Природа даровала В.И. Далю много разных талантов, но особенно щедро наградила любовью к русскому слову. На протяжении всей жизни Владимир Иванович  собирал слова, народные выражения, басни, притчи и сказки, которые раскрывали различные стороны народной жизни, свидетельствовали о богатстве народного языка.

В.И. Даль был дружен с  А.С. Пушкиным.  Он  рассказал ему о том, что везде, где бы он ни ездил, собирает слова, меткие – выразительные, из самой гущи народной. И таких запасов у него накопилось уже тысяч двадцать.   «Так сделайте словарь!  – предложил Пушкин, который внимательно слушал, -  Нам очень  нужен словарь живого разговорного языка!»

Александр Сергеевич Пушкин «благословил» Даля на создание «Толкового словаря живого великорусского языка». Давайте откроем великую книгу – и повеет свежим дыханием живого, любезного сердцу хрупкого и уходящего… Золото! А что само в руки не идёт – так дайте же труд мысли.  Словарь Даля – это ещё и занимательнейшее, увлекательное чтение: откройте его на любой странице – не оторвётесь.

Несмотря на то, что словарь был создан полтора века назад, он не устарел. Именно в нём мы найдём такие слова и выражения, каких нет ни в одном другом словаре. Более 200 тысяч слов «толкует» труд Даля, и почти 80 тысяч он собрал самостоятельно. 

 

Выдающиеся наши мыслители, художники, писатели называли книги Даля своими любимыми, ведь в его творении главным является вечная народная душа, её живое дыхание.

Словарь Даля называют энциклопедией русской народной жизни. Из него можно узнать, что крестьянин сеял, как строил дом, какие употреблял сельскохозяйственные орудия, что носил, какие у него были праздники и обычаи. И не беда, что многие слова, собранные Далем, теперь не употребляются.

Даль так объяснял цель своей работы: «… не утверждаю, будто вся народная речь, ни даже все слова речи этой должны быть внесены в образованный русский язык; я утверждаю только, что мы должны изучить простую и прямую русскую речь народа и усвоить ее себе, как все живое усвояет себе добрую пищу и претворяет ее в свою кровь и плоть».

Вспоминая В.И. Даля, мы обратились к книгам наших писателей - земляков о нём. Эти книги  читатели могут взять в нашей библиотеке.

Оренбургская губерния всегда слыла интересным краем, привлекавшим к себе внимание учёных, путешественников, общественных деятелей и писателей.  О многих выдающихся личностях рассказывает книга Н.Е. Прянишникова «Писатели – классики в Оренбургском крае». «Именно в Оренбурге созрела у Даля мысль о создании словаря…», - читаем мы в книге. А сколько очерков и рассказов написано им по наблюдениям местной жизни. 

Книга Г.П. Матвиевской и И.К.Зубовой «Владимир Иванович Даль в Оренбурге», созданная на основе архивных материалов, последовательно воспроизводит события восьми лет, проведённых в Оренбурге.

В сборник «Неизвестный Владимир Иванович Даль», составителями которого являются А.Г. Прокофьева, Г.П. Матвиевская, В.Ю.Прокофьева и И.К. Зубова, включены произведения В.И. Даля как натуралиста, медика, филолога и этнографа, написанные в период его пребывания в Оренбурге и основанные на оренбургском материале.

В книге В.Л. Савельзона «Оренбургская история в лицах. 50 портретов на фоне эпохи» в главе «Дело всей жизни» повествуется об оренбургском периоде жизни В.И. Даля.  Замечательно то, что данная книга будет интересна  и полезна широкому кругу читателей, которые любят свою малую родину – Оренбуржье.

Глава «Подвиг Даля» из книги В.Н.Кузнецова «Я посетил места…», посвящённой писателям – классикам в Оренбургском крае, повествует о нерасторжимой связи писателя с Оренбургской землей. 

Именно молодому читателю так важно сегодня приникнуть к родникам и истокам русской духовности, корням и гнёздам великой культуры России.

 

         «Стихи из неволи» -

к 110 – летию со дня рождения Мусы  Джалиля.

           Муса Джалиль – поэт: стихи его любят и знают миллионы людей.

            Муса Джалиль – герой: его подвиг и слава облетели всю планету.               

        Муса Джалиль – патриот: он всем сердцем любил Родину и не пожалел жизни во имя нее.

         Его имя повсюду стало символом мужества и верности родине. Он погиб в фашистской тюрьме 25 августа 1944 года.

         Но он жив! Начните читать его стихи, и вы услышите голос поэта: то задумчивый и негромкий, то радостный и озорной, то суровый. Вы узнаете думы поэта и полюбите его за откровенность и прямоту, поймете, что он был настоящим человеком.

Я для друзей прилежными руками
Взрастил жасмин. Огонь принес врагу.
В союзе я со всеми бедняками,
И наш союз я свято берегу.

Родился Муса  Джалиль в 1906 г. в семье Мустафы, сына Габдельджалила в деревне Мустафино Шарлыкского района Оренбургской области.

На праздник наречения имени пригласили многочисленную родню, пришел Мулла. После окончания молитвы ему подали туго спеленатого ребенка. Мулла поднял его на вытянутых руках.

- На челе младенца вижу печать мудрости. А потому нарекаю его именем Муса. А имя сие идет от пророка Моисея, мудрейшего из мудрых, - произнес он.

Как и все крестьянские дети, Муса бегал босиком по росистой траве, пас гусей, ходил в ночное, купался в мелкой речушке, рыбачил. И очень любил слушать сказки, которые долгими зимними вечерами рассказывала ему бабушка.

Это был самый обыкновенный мальчишка, разве что немного любознательнее, отзывчивее и смелее многих своих сверстников. Мусе не было еще и шести лет, когда он стал проситься в школу. Едва старший брат Ибрагим примется укладывать книжки в холщовую сумку, как Муса начинает: «И я хочу в школу, и я пойду учиться». Раз отругал его отец, другой, хотел уже взяться за ремень, но тут вмешалась мать: «Оставь, - сказала она. – Кто знает, может сын на писаря выучится…»

Поворчал отец, но всё же взял Мусу за руку и отправился в школу. Отозвав в сторонку молодого учителя, сказал:

- Послушай, господин – учитель, мальчишка учиться просится, как быть?

Учитель взглянул на маленького Мусу и махнул рукой:

- Пусть пока ходит. Надоест – сам бросит.

Но Муса школу не бросил. В те годы все классы занимались в одной большой комнате. Классов было четыре: впереди сидели первоклассники, на втором ряду второклассники, а дальше и третий, и четвертый классы. Учитель давал задания по очереди каждому классу, сначала младшим, потом старшим. Прошло примерно полтора – два месяца с начала занятий, а Муса уже научился читать, писать и считать – очень старательным и способным оказался малыш. Решил учитель пересадить Мусу на второй ряд, к второклассникам. Вскоре Муса и их перегнал и уже тянул руку, когда давали задание ученикам 3 класса. Учителю ничего не оставалось другого, как пересадить мальчика на третий, а затем и на четвертый ряд. Так Муса за один год овладел программой всех четырех классов.

Из воспоминаний Мусы Джалиля: «1919 год… Помнится, я со своим одноклассником, засунув за пазуху стихи, направился в редакцию военной газеты «Красная звезда». Вошли, и оба, не зная, что сказать озирались по сторонам, от растерянности.

Нас заметили.

- Ребята, зачем пришли? Я смущенно вытащил из-за пазухи бумажный сверток – три стихотворения. Все, кто был в редакции, сгрудились, стали читать.

- Кто это написал?

Мой приятель Идият торопливо ткнул в меня: «Вот он написал»…

Я покраснел. Я был очень маленького роста. Редактор удивленно посмотрел и, быстро приподняв меня, поставил на стул. Все смотрели на меня, смеялись и хвалили.

На другой день, на первой странице газеты появилось моё стихотворение «Счастье».                                                                                                                                                    

Если б саблю я взял, если б ринулся с ней,
Красный фронт защищая, сметать богачей,
Если б место нашлось мне в шеренге друзей,
Если б саблей лихой я рубил палачей,
Если б враг отступил перед силой моей,
Если б шел я вперед все смелей и смелей,
Если б грудь обожгло мне горячим свинцом,
Если пуля засела бы в сердце моем,
Если б смерть, не давая подняться с земли,
Придавила меня кулаком, —
Я бы счастьем считал эту гибель в бою,
Славу смерти геройской я в песне пою.
Друг – рабочий, винтовку возьми — и в поход!
Жизнь отдай, если надо, за волю свою.

 

Отгремела гражданская война. Муса снова принялся за учебу. Сначала учился в Казани, а потом поступил на литературное отделение Московского университета. Он часто бывал в школах, детдомах и на детских площадках. Разучивал с ребятами пляски и песни, читал стихи, рассказывал сказки, готовил представления. В Казани работал вожатым городского пионерского отряда.

А через несколько лет, в 1927 году, Джалиль стал редактором детского журнала «Маленькие товарищи», который издавался на татарском языке в Москве, потом редактором другого детского журнала «Октябренок». В это время он особенно много писал для детей.

 В 1939 году писатели Татарии выбрали М. Джалиля руководителем писательского союза. Много было у поэта творческих замыслов, о многом хотелось ему написать.

Но тихим июньским утром 1941 г. прозвучало страшное слово ВОЙНА. На другой же день Муса Джалиль отнес в военкомат заявление с просьбой послать его на фронт. Но его сначала направили на обучение трудному военному ремеслу. После  военной подготовки Джалиля отправляют на Волховский фронт корреспондентом армейской газеты «Отвага». Начинается боевая жизнь… Почти все время он на передовой.

Джалиль видит пожары, смерть женщин и детей, гибель бойцов. В стихи приходят окопные будни – картины сражений. Он видит смерть санитарки и пишет стихотворение «Смерть девушки».

Его стихи, сложенные в перерывах, между боями, проникнуты любовью к родине, к борющемуся народу, яростным гневом и жгучей ненавистью к фашистским захватчикам.

Не только в страстной его поэзии, но и в многочисленных письмах к близким и друзьям, написанных в этот период фронтовой жизни, перед нашими глазами во весь рост встает всё тот же беспокойный, неугомонный Муса. Хотя в то время на фронте обстановка для нас сложилась довольно тяжелая, комиссар Муса по-прежнему не терял оптимизма. Он жаждал победы, всей душой верил в могучие силы своего народа, верил, что ненавистному врагу недолго осталось топтать нашу землю, что фашистские полчища непременно будут изгнаны.

В июле 1942 года Джалиль посылает тревожное письмо: «…обстановка сейчас сложная. Вокруг идут тяжелые бои. Сражаемся крепко, не загадываем, погибнем или выживем»… Волховская армия тогда уже была в окружении. Вплоть до конца июля части прорывались из него, но не всем удалось это сделать. Не удалось это и Мусе Джалилю.

В 1942 году он,  тяжело раненный, не способный к сопротивлению, попал в плен. Так на пыльной летней дороге, по которой вели советских солдат навстречу гибели и издевательствам, начинается последний отрезок жизненного пути старшего политрука М. Джалиля, пути к новой схватке, к смерти и бессмертной славе.

Нельзя читать без волнения его строки о смысле жизни, о великом вдохновляющем пафосе борьбы за счастье людей, о том, что борец за великие идеи презирает смерть, становится сильнее и выше смерти. Он пишет об этом в стихотворении «Прости, родина!»

Только мысль о побеге давала Джалилю силы жить, не будь её – разорвалось бы жаждавшее воли сердце. «Уйдут светлые июльские ночи, придет августовская темень, тогда бежать будет легче», - надеялся он. Муса несколько раз пытался бежать, но эти попытки были безуспешны.

Тяжелый кошмар фашистского концлагеря не сломил поэта. С большим риском для жизни он создает подпольную антифашистскую организацию. В строго законспирированную руководящую группу он вовлек только самых надежных своих товарищей, которых знал лично и на выдержку и стойкость которых мог положиться без колебания.

Подпольная организация начала действовать без промедления: устраивались побеги пленных из концлагеря, распространялись среди заключенных листовки и патриотические стихи, велась антифашистская пропаганда, требовавшая огромных усилий и больших жертв. Но когда рядом с ним сотнями погибали советские люди, когда над узниками безнаказанно глумились гестаповцы, молчать и бездействовать было невозможно. Джалиль горел желанием борьбы и свободы. В стихотворении «Лишь была бы волюшка» поэт писал:

   Нет, лишь воля мне мила,

   Лишь бы воля мне была –

   Я бы саблю в руки взял,

   Карабин свой верный взял,

   Край любимый мой, тебя

   Защитил бы я, любя,

   В славной битве храбро пал!

На подпольную организацию Муса Джалиль возлагал большие надежды, при помощи верных людей стремился связаться с партизанами, с антифашистами среди самих немцев. Предупреждая своих товарищей об опасности, которая их ждет на каждом шагу, он говорил: «Мы должны быть сильнее смерти. Наш долг вырвать людей из пасти фашистского чудовища. Или погибнуть, иного пути нет!»

         Цепи каменного мешка

         Пусть твоя разорвет рука!

А не скажешь, так смерть предстанет –

Ведь она здесь всегда близка!

Положили тебя в мешок,

Завязали под злой смешок.

Ставят в очередь твое тело,

Чтоб смолоть его в порошок.

Развяжите горы мешков!

Раздавите дом пауков!

Развалите мельницу пыток

Остриями гневных штыков!

Пережив изощренные пытки эсэсовцев, смерть друзей, Джалиль поседел, но не дрогнул, остался стойким и верным солдатом Родины.

Мой друг, ведь наша жизньона лишь искра

Всей жизни родины – страны побед.

Пусть мы погаснем – от бесстрашной смерти

В отчизне нашей ярче вспыхнет свет.

Истерзанный, но сильный духом, с величайшим упорством и отвагой продолжал он бороться. Кошмар тюремной жизни и даже приговор о смертной казни не сломили его волю к сопротивлению. Он не считал себя несчастным или побежденным и в самых трудных условиях вел себя достойно, как гражданин великой страны. Поэт – герой презирал врагов. В стихотворение «Палачу» он писал:

Нет, врешь, палач, не встану на колени,

Хоть брось в застенки, хоть продай в рабы!

Умру я стоя, не прося прощенья,

Хоть голову мне топором руби!

Разоблачая зверский облик фашизма, его дикие, расистские порядки, Джалиль предупреждает: «Фашизм – это самый опасный и коварный враг человечества. Избавьте его от этой смертельной опасности!» Видя воочию весь ужас войны, М. Джалиль пишет стихотворение «Варварство».

«Моабитские тетради» - это удивительный литературный памятник нашей эпохи. В ожидании смертной казни, в томительные, однообразные тюремные дни Джалиль продолжал борьбу с фашизмом, творческим подвигом поэта. Среди заключенных стихи Джалиля передавались из рук в руки во время пятиминутных прогулок по тюремному двору. Сила гнева и любви, бодрость духа и глубина мысли вдохновляли узников на борьбу с палачами.

Один из джалильцев, спасшийся от виселицы, Рушад Хисамутдинов рассказывает, что когда ему во время прогулки вложили в руку рукопись стихотворения Мусы «Утешение», где Джалиль писал:

Друг, не печалься, этот день взойдет,

Должны надежды наши сбыться,

Увидим мы казанский кремль, когда

Падет германская темница.

«Я как – будто услышал голос Родины, как дыхание дорогой отчизны».

В последние дни своей жизни, измученный, истерзанный, больной, закованный в кандалы и наручники Джалиль не имея возможности писать, диктовал свои стихи через окно соседям по камерам, которые записывали их, передавали другим узникам. Джалиль тяжело переживал позор плена, что его примут за труса или предателя. Об этом можно судить хотя бы по стихотворению «Не верь!» В нем Муса обращается к своей любимой жене.

Коль обо мне тебе весть принесут,

Скажут: «Изменник он! Родину предал», -

Не верь, дорогая! Слово такое

         Не скажут друзья, если любят меня.

Я взял автомат и пошел воевать,

В бой за тебя и за родину – мать

Тебе изменить? И отчизне своей?

Да что же останется в жизни моей?

Коль обо мне тебе весть принесут,

Скажут: «Погиб он.  Муса уже мертвый», -

Не верь, дорогая! Слово такое

Не скажут друзья, если любят тебя.

Холодное тело засыплет земля, -

Песнь огневую засыпать нельзя!

Умри, побеждая. И кто тебя мертвым

Посмеет назвать, если был ты борцом!

         Джалиля могли казнить в любое время, и его очень беспокоила судьба стихотворений, написанных в заточении. Их было около ста. Друзья и товарищи по борьбе, тоже схвачены фашистами и ждали казни. Муса Джалиль не мог быть вполне уверен, что об их героической борьбе против гитлеровцев узнает родина. Правду о подпольщиках могли рассказать только его песни, друзья – стихи. Поэт верил, что его стихотворения, в которые он вложил всю силу своего таланта, кипение сердца и самое заветное в жизни, не должны погибнуть! Они должны жить, - говорил он товарищам, они должны дойти до родины, как сыновнее завещание.

    Как увядший цветок, в забытьи

                            Я под снежной засну пеленою,

    Но последние песни мои

    Расцветут в вашем сердце весною.

Джалиль погиб как герой. Первую весть о поэте – герое, принесли на Родину советские солдаты, штурмовавшие Берлин и захватившие тюрьму Моабит. Во дворе, среди разных бумаг, они нашли вырванную страницу из какой – то книги, на которой было написано:

«Я татарский поэт Муса Джалиль, заключен в Моабитскую тюрьму за политическую работу против фашистов и приговорен к смертной казни…» Его стихи, составившие «Моабитские тетради», передал в советское консульство друг поэта бельгийский антифашист Андре Тиммерманс. Уходя на казнь, Муса доверил ему самое дорогое – два самодельных блокнота со своими стихами. Так на Родине узнали о последних днях жизни поэта – патриота.

Имя Джалиля стало символом мужества. Стихи его переведены на десятки языков. Человек, сливший слово и деяние, поэзию и борьбу в одно целое, предвидел будущее!

Взойдите на полях Отчизны, песни, -
Растил я в сердце каждое зерно,
И сколько вам дано огня и чести,
Лишь столько жить, вам на земле дано.

Я песню сердцем выверял до звука -
И становилась пламенем строка.
И песней обласкать умел я друга,
И песней побеждать умел врага.

Глухой мирок за пестрой занавеской -
Не для меня! Вся радость бытия
В открытой правде, в страсти, в мысли дерзкой,
В тебе, любовь, - поэзия моя!

 

Я песней клялся Родине. И если
мне гибель - клятвы не предам!
О, Родина! Тебе отдал я песни.
О, мой народ! Я жизнь тебе отдам.

Я с песней выходил весне навстречу,
Я с песней шел на смертный бой с врагом.
С последней песней расправляя плечи,
В последний миг пою под топором.

         Учила песня до конца бороться,
Любить свободу, если ты джигит:
И жизнь моя, как песня, оборвется,
И смерть моя, как песня, прозвучит!

«Мои стихи»

 

«В этом малом путь будет» - так сказал Петр Великий о

первом губернаторе Оренбургского края

Иване Ивановиче Неплюеве.

 

          

  Ровно 270 лет тому назад 17 марта 1744 года Сенат издал Указ об учреждении Оренбургской губернии: «В упомянутом городе Оренбурге быть губернии, в ней быть губернатором тайному советнику Ивану Ивановичу Неплюеву».

Формирование Неплюева как государственного деятеля  происходило под непосредственным влиянием царя-реформатора Петра Великого. Среди «птенцов гнезда Петрова», именно Неплюев осуществил мечту императора об основании города на юго-востоке России, который станет «вратами в Среднюю Азию». Царь говорил о нём: «В этом малом путь будет». Именно, он выбрал окончательный вариант расположения Оренбурга. Иван Иванович Неплюев — один из лучших учеников и последователей Петра I. Он построил город, основал Оренбургскую губернию и дал мощный старт ее первоначальному развитию, управлял ею в течение 14 лет.

Благодаря усилиям И. И. Неплюева край удалось превратить из малонаселенной зоны и острых межнациональных конфликтов в регион, который стал важнейшим местом предпринимательства, строительства и торговли со Средней Азией. При Неплюеве на территории губернии возникло 40 новых поселений и редутов, пролегло несколько укрепленных линий, был основан Троицк, распахивалась вековая целина, прокладывались дороги, строились мосты. Именно тогда был проложен почтовый тракт, связавший Оренбург с Москвой и другими городами центральной части России. При нем было построено 13 железоделательных и 15 медеплавильных заводов.  В 1753 г. началась разработка Илецкой соли.

Особое внимание уделялось налаживанию торговли, которая при Неплюеве получила бурное развитие. Благодаря его призывам в Оренбург, двинулись сотни и тысячи русских и среднеазиатских купцов. Вскоре Оренбург сделался главным пунктом меновой торговли между русскими и азиатскими купцами, и для удобства её были выстроены гостиный и меновой дворы: гостиный двор располагался в городе и предназначался для зимней торговли, а меновой за Яиком — для летней. Сюда в один день съезжалось несколько сот и даже тысяч купцов. Было принято решение о переселении двухсот семейств купцов-татар для ведения здесь торговли. Особенно надо подчеркнуть, что за счет пошлин в торговле покрывались все расходы по управлению края, и в то же время пошлины здесь были значительно ниже, чем по всей России. Иван Иванович много делал для обеспечения спокойствия в крае, по налаживанию добрых отношений между народами, населявшими край. Общаясь с Абул-Хаиром, а затем и его сыном добился улучшения отношений со всем Казахстаном. Будучи главой края, осуществлял твердую колониальную политику, хотя стремился действовать мирными средствами.

Он хотел наладить с ними экономические отношения, отстаивал их земледельческие и личные права. О его известной благожелательности по отношению к мусульманскому населению края свидетельствует открытие в Оренбурге татарской школы.

Здоровье Неплюева всё более ослабевало, и в середине 1764 года он, уже совершенно ослепший, явился к Екатерине II с просьбой об увольнении от службы. Императрица усадила его подле себя и, предугадывая его намерение, сказала: «Я разумею тебя, Иван Иванович! Ты, конечно хочешь проситься в отставку, но — воля твоя — я прежде тебя не отставлю, пока ты не отрекомендуешь мне на свое место человека с такими же достоинствами, с какими ты». Неплюев, растроганный до слёз, отвечал:

«Нет, Государыня, мы ученики Петра Великого; проведены им сквозь огонь и воду; инако воспитывались, инако думали и инако вели себя; а ныне инако воспитываются, инако ведут себя, инако мыслят. Итак, я не могу ни за кого, ниже за сына моего ручаться».

При выходе в отставку, Неплюев получил в награду «за верную, честную, многополезную и продолжительную службу» несколько деревень в Малороссии и двадцать тысяч рублей.

Интересно предсмертное письмо И.И.Неплюева к своему сыну. Оно поражает последними наставлениями отца:

 «Люби своё отечество и в защищение того пользы не щади не только благосостояния, но и жизнь. Подчинённым твоим и паче крестьянам будь больше отец, нежели господин, имея присно в памяти слово Божие: «милости хощу, а не жертвы», и помни что они такие же люди, как и ты, кроме чинов и власти, данной тебе гражданскими законами».

Если бы все живущие на земле потомки стремились  к выполнению сказанного, сколько бы бед мы смогли избежать.

 

 

                    «Надолго оставил свой след в Оренбуржье. В.А. Перовский» 

Посвящается 180-летию со времени правления оренбургским краем  генерал-губернатора В.А. Перовского.

         Среди оренбургских губернаторов большую часть своей жизни отдал нашему краю Василий Алексеевич Перовский. Человек необыкновенной судьбы и энергии. Губернаторство В.А. Перовского вошло в историю нашего края, как «Золотой век Перовского». Летом 1833 года получив важное и ответственное назначение, он приезжает в наш оренбургский край на должность военного губернатора и командующего отдельным оренбургским корпусом. Назначение давало ему не только свободу и власть, оно давало возможность проявить себя в роли государственного деятеля.

         Его имя знала Россия, он дружил с Гоголем и Жуковским, был близок с Карамзиным и Вяземским. Его ценили политические деятели, писатели, архитекторы и художники. Более того, о нем слышала Европа, о нем писал  Ф.Энгельс. Его личность привлекала Льва Толстого, Григория Данилевского, Валентина Пикуля, не говоря уже о многочисленных краеведах: И.В. Чернове, П.Н. Столпянском и других. Он умел окружать себя талантливыми людьми, ценил их дарование и труд, но и умел презирать тупость и бездарность чиновников. Люди, подобные Перовскому, являются гордостью России.

         Василий Алексеевич был образованнейшим человеком своего времени. Он обладал острым умом, знал несколько иностранных языков, любил поэзию, музыку; содействовал росту просвещения. При нём было открыто второе приходское училище, при губернской канцелярии собрана богатая библиотека, начала издаваться газета.

    Координальные изменения произошли в застройке самого Оренбурга. Возведен Караван-Сарай; в его центре сооружена мечеть, которую правительство строило на свои средства, для украшения же её собирались пожертвования. Караван-Сарай должен был стать гостиницей для странствующих мусульман, башкирских купцов и азиатских караванов, прибывающих в Оренбург. Автором проекта Караван-Сарай был известный русский архитектор Александр Павлович Брюллов, брат знаменитого живописца Карла Брюллова. Его блестящий талант проявился в том, что весь комплекс зданий был выполнен в духе летнего башкирского аула. Именно благодаря тому, что Перовский и Брюллов были друзьями, известный и не такой уж молодой архитектор дал согласие на сооружение ставшего шедевром зодчества и символом города – Караван-Сарая. Была построена и мечеть, грандиозная и великолепная. Город превращался в центр края и в религиозный центр, где мирно уживались различные религии, а, стало быть, пестро представленные в Оренбуржье народы.

         Именно при Перовском в 1836 – 1838 годах был сооружен в городе в стиле позднего классицизма дом, где сейчас размещается областной краеведческий музей. В те же годы было построено здание Благородного собрания. После пожара 1879 года оно восстанавливалось на средства всех социальных слоев населения и получило название общественного собрания. Кроме того, на центральной улице города возвели дворец губернатора (Советская, 2) и дом обер-коменданта (Советская, 5). Позднее была построена гауптвахта, теперь здесь располагается городской музей Оренбурга. Перовский поставил задачу очистить город, особенно его центральную часть, от ветхих и деревянных строений. Для чего жителям ветхих домов бесплатно выделялись новые земельные участки, а также по 50 бревен и по 50 рублей: в то время деньги немалые (корова, например, стоила 4 рубля). Освободившиеся территории застраивались казенными каменными зданиями. В начале XXвека такой выдающийся краевед как П.Н.Столпянский отметил, что три четверти всех примечательных зданий в Оренбурге простроены при Перовском. Они и сегодня составляют гордость оренбуржцев.

         При Василии Алексеевиче было положено начало освещению улиц, появились первые фонари, для которых использовалось конопляное масло. Шагнуло вперед озеленение города. При нем возникли первые сады и парки; разбиты цветочные клумбы. Благодаря его энергии, в городе в 1835 году появился водопровод, вода с Урала поступала в бассейн на городской площади, оттуда граждане могли набирать ее бесплатно бочками. На главной площади появился фонтан для освежения воздуха в жаркие дни. Перовский первым сделал попытку создать постоянный мост через реку Урал.

         Особое место в биографии Перовского занимает встреча с А.С. Пушкиным. По-видимому Пушкин познакомился с ним в послелицейский период (1817 – 1818) через Жуковского, который был не только воспитателем для Василия, но и его другом. Пушкин, с трудом добравшись 18 сентября 1833 года в Оренбург, по свидетельству В.И. Даля, сразу приехал в загородный дом губернатора  Перовского с которым был на «ты». В.И. Даль и полковник Артюхов сопровождали поэта в станицу Берды, где он встречался с казачкой Бунтовой, которая рассказывала ему о Пугачевском восстании. Вскоре А.С. Пушкин подарил Перовскому «Повести Белкина» и «Историю Пугачевского бунта», где стояла его надпись: «Милому другу».

         Надо отдать должное Перовскому, он никогда не изменил своих симпатий к Пушкину. Живя в 1836 – 1837 году в Петербурге, Василий Алексеевич пытался предотвратить роковую дуэль. С этой целью он поехал к П.А. Вяземскому, ждал его до утра, но князь не появился. Перовский был в числе тех, кто проводил поэта в последний путь.

         Судьба В.А. Перовского привлекала художников, волновала воображение писателей. Об этом свидетельствуют письма Л.Н. Толстого, просившего разрешение ознакомиться с архивом умершего Перовского. Очевидно, результатом этого ознакомления явились некоторые страницы романа «Война и мир» Так, эпизоды пребывания Пьера Безухова в плену перекликаются с записками Перовского, который тоже побывал в плену у французов. Сцена с тем же Безуховым у постели умирающего отца ассоциируется с письмом Перовского, в котором он описывает собственную поездку к своему умирающему отцу. Эпизод ранения Андрея Болконского напоминает историю ранения самого Василия Алексеевича. О нем и его времени Толстой собирался написать отдельный роман: сохранились отрывки, в которых, как предполагают исследователи, под именем Щетинина изображен Перовский.

         Оренбургский губернатор упоминается в рассказе В. Даля «Охота на волков», в повестях Л. Толстого «За что?» и С. Гусева-Оренбургского «Страна отцов», в книге В. Правдухина «По излучинам Урала». О войне 1812 года и В.А. Перовском написан роман Г. Данилевского «Сожженная Москва». Так или иначе, его колоритная фигура присутствует и в ряде произведений писателей советского периода – романе Н. Анова «Ак-Мечеть», повести Ю. Семенова «Дипломатический агент», новелле          В.Пикуля «Хива отвари ворота».

    Примечательная фигура российской действительности первой половины XIXвека, В.А. Перовский интересен не только как исторический деятель, но и как личность с удивительно ярко выраженными человеческими достоинствами. Люди типа Перовского составляли гордость России, а для оренбургского края он является лучшим губернатором.

Известный оренбургский историк исследователь деятельности Перовского П.Л. Юдин писал: «Обширный ум его хотел обнять всё, и он жил только одной мечтою, как бы лучше устроить любимый им край, чтобы он был образцовым в России».

  Русской истории славное имя

           В суровых условиях Россия «прорубала» окно в Азию. В составе военно-научной экспедиции из Петербурга в дикие заволжские степи отправляется молодой переводчик петербургской таможни Петр Иванович Рычков.

Он принимал непосредственное участие в закладке всех трех исторических мест под город Оренбург, был надёжным помощником и Кирилову, и Татищеву, и Неплюеву. Во время правления первого оренбургского губернатора Ивана Ивановича Неплюева в 1744 – 1758 годах Петр Иванович Рычков заведовал Губернской канцелярией.

Наряду с государственной службой он вёл большую научную работу. Петр Иванович постоянно переписывался и встречался с великим русским ученым М.В. Ломоносовым. В 1759 году Рычков был принят в члены- корреспонденты Петербургской академии наук. В том же году вышла в свет «История Оренбургская». В 1762 году был опубликован огромный историко-географический труд: «Топография Оренбургская». Поразительно много сделал этот человек для науки, именно его мы теперь называем Оренбургским Ломоносовым.

В 1770 году Екатерина IIназначает Петра Ивановича Рычкова на должность начальника правления оренбургских соляных дел. А это значит, что именно ему мы обязаны тем, что оренбургская соль известна всему миру. В 1772 году он составил обстоятельное историко-географическое «Описание Илецкой соли».       

В своем оренбургском доме по ул. Советская, 4 в 1773-1774годах. Петру Ивановичу Рычкову пришлось пережить страшную осаду пугачевских войск. Из протокола, сохранившегося среди бумаг Губернской канцелярии, известно, что статский советник П.И. Рычков был одним из двенадцати участников знаменитого военного совета 7 октября 1773 года, состоявшегося в Оренбурге при губернаторе И.А. Рейнсдорпе, где решалась судьба осажденного города.

О крестьянской войне под предводительством Емельяна Пугачева написано много. Но самое первое достоверное повествование о ней представил Рычков в своей хронике «Осада Оренбурга». Опубликовать её не осмелился ни один издатель.

Три рукописных экземпляра попали в руки А.С. Пушкина, обратившегося за сбором материалов о Пугачеве к разным учреждениям и частным лицам.

  Летом 1883 года старейший библиограф Спасский доставил ему рукопись Рычкова под названием «Описание шестимесячной осады

 г. Оренбурга». А.С. Пушкин доверительно опирался на это сочинение Рычкова, цитировал и пересказывал многие его страницы. А при издании в 1834 году «Истории Пугачевского бунта», опубликовал его целиком в качестве приложения. Так, после шестидесятилетнего существования «Летопись» Рычкова впервые была опубликована, да ещё в одной обложке со знаменитым произведением Пушкина.

         Александр Сергеевич высоко оценил летопись Рычкова, о чем написал так: «Трудолюбивый Рычков, автор «Оренбургской Типографии» и многих других умных и полезных книг, оставил любопытную рукопись о сем времени. Я имел случай ею пользоваться. Она отличается смиренной добросовестностью в развитии истины, добродушным и дельным изложением происшествия, которые ныне так редки между писателями, занимающимися историей».

         Петр Иванович Рычков первым привлек внимание уральского населения к козам, как к домашним, так и диким. По его мнению, они являлись поставщиками уникального сырья козьего пуха. Он предложил «новую выгоду» - вычесывать пух и вязать из него предметы одежды.

         В специальном докладе Академии наук, опубликованном во второй части «Трудов вольного общества за 1776 год» под названием «Опыт о козьей шерсти», он подчеркивал, что козы в России используются в основном только на мясо, богатая же их шерсть « почти вся за негодную почитается». И  почти не используется её пух. Это Рычков решил подтвердить опытом. Он попросил гребнем вычесать коз и очистить пух от волосков. Из него женщины изготовили пряжу. Она получилась такой нежной и тонкой, что ей ни в какое сравнение не годилась обычная пряжа. Рычков предложил женщинам, и прежде всего своей жене Алене Денисьевне, что-нибудь связать из неё. Так начали появляться первые мастерицы пуховязальщицы, создатели Оренбургского пухового платка, известного всему миру.

         Последней работой исследователя стал обширный двухтомный «Лексикон или словарь топографический Оренбургской губернии», над составлением которого Рычков трудился, будучи тяжело больным. В этом капитальном словаре отразились итоги многолетней исследовательской работы, обширные энциклопедические познания автора, широкий диапазон его научных интересов.

         Научная деятельность П.И. Рычкова получила высокую оценку, как современников, так и поздних исследователей. Этот талантливый русский ученый самостоятельно проложил себе путь к вершинам научной мысли, был горячим патриотом, первооткрывателем Оренбургского края.

         За эти заслуги мы благодарны Петру Ивановичу Рычкову и чтим его память до наших дней.

         Поэтесса А. Горная посвятила ему стихотворение:

 Слово о П. И. Рычкове.

               Ни рода знатного, ни денег, ни чинов –

Лишь мысли неуёмной напряженье…

Но сколько же приводиться в движенье

Всё Оренбуржье от, и до исхожено,

Богатства смерены на ощупь и на глаз

И для потомков сотни книг уложены –

Берите! Пользуйтесь! Всё ваше!

Всё для вас!


         В Оренбурге к 300 – летию со дня рождения П.И. Рычкова был поставлен памятник

          Наш читатель Анциферов Михаил принял участие в областном конкурсе исследовательских работ «От Вологды до Оренбурга…»посвящённом 300 – летию со дня рождения П.И.Рычкова. Свою работу он назвал «Топография Оренбургская» в истории моего края» и был награждён благодарственным письмом.